Тату на грудине у девушек в стиле готики



Тату на грудине у девушек в стиле готики

Тату на грудине у девушек в стиле готики

Тату на грудине у девушек в стиле готики
Тату на грудине у девушек в стиле готики

Тату на грудине у девушек в стиле готики
Тату на грудине у девушек в стиле готики
Тату на грудине у девушек в стиле готики

стаси, - всегда говорил он, - классное имя.

с тех пор, как джонни хотел отпустить каре и заслушивал до дыр безумную «боп»-пластинку «рэй браун с милт джексон», много воды утекло, и теперь, должно быть, у стаси девон все как у людей. спит она попеременно с томом крузом и своей фотографией, катается на форд фиеста и уж точно думать забыла о хедайи. наверное, джонни было бы весьма неловко тащить свою дорожную сумку к ней в апартаменты, если бы не искренняя ненависть к сан-диего, оверленд-авеню в частности и, собственно, самой стаси.
в ушах у джонни до сих пор первая осечка и склизкое «бэнг-бэнг», в глазах марк пытается хапнуть воздух ртом, а прах и вовсе развеян по пути из социальной службы индианаполиса.

на пятки наступает крошка пенсельтуки и густав. он помнит холодное «нельзя бросать дело на полпути, сечешь?», и траур - всего лишь отсрочка. неизбежное - неизбежно, настигнет. впрочем, не раньше, чем призраки калифорнии.

микки, рейчел, рори, - джонни загибает пальцы, вздыхает устало и совсем без энтузиазма.
джо шрайбер и, разумеется, самый большой кошмар джонни - старые связи марка, от которых не скроешься даже в диких лесах гватемалы. в префектуре японии и, черт побери, на аляске.

он говорит водителю: сколько не убегай, оно тебя все равно настигнет.
говорит: твое прошлое.
говорит: если в новостной сводке крупным планом возьмут мой труп, готов поклясться, у меня будет целый список подозреваемых.

джонатан стащил «носорогов» у кайли голдинг. просто, блять, взял без спроса и почти беззвучно пообещал: не волнуйся, крошка, я верну ее. сразу после того, как пропущу через твою дряблую вагину сотню уховерток. конечно же, это было перед тем, как сухой старческий голос, тщательно прожевав омертвевшую кожицу с губ, выдал свой вердикт.

сан-диего. ка-а-алифорния. там есть океан, неплохой климат и условия лучше, чем в наркопритоне, из которого тебя вытащили.
и, разумеется, джонни заранее знал, в какую беспросветную пизду скатит его жизнь всего лишь одна фраза тупой кайли голдинг. тупой кайли голдин с жирными ногами в блядской сетке. кайли голдинг, которая, кажется, получает удовольствие, сравнимое лишь с садистским, приговаривая юных парней перевариваться в котле с самыми ненавистными воспоминаниями.

вот почему он берет книгу. вот почему он знает, что, на самом деле, «носороги» будут нужны ему лишь в антураже беспросветной скуки нейплса, наппы или нью-порта. вот почему вместо блестящего абсурдизма ионеско джонни предпочитает читать живописные пейзажи западного побережья, горький закат, от которого в грудной клетке едва сжимается от ностальгии и светлой грусти по былым временам. когда с микки они еще дружили, а к стаси он не выражал неприязнь столь четко и открыто.

на лице играют фары встречных автомобилей, вырывая из сумерек сан-диего рекордно-большие синяки под глазами и немое «за что, блять, снова?»; в салоне мурлычет билли джоель. мурлычет размеренно, убаюкивающе. так по-родному, что джонни проваливается в сон и спит до самой лора-стрит, где на ухабе машину вместе с пассажирами подкидывает в воздух.

машину подкидывает в воздух, а джонни понимает, что это оно. спрашивает: приехали? и детина чак маккаммон - добродушный, но до смешного глупый малый - передает с заднего сиденья сумку с пожитками хедайи и машет рукой совершенно по-детски.
вместо душевных объятий и неискреннего «соболезную твоей утрате» джонатана встречают длинноволосые мексиканцы из тако-шопа диего, и кажется, будто время здесь застыло. будто, блять, эти три года сан-диего провел в камере криогенной заморозки, выжидая момента, когда судьба подкинет новую жертву (и как же иронично, что сам джонни попадается на эту уловку не первый раз).

уже в десять джонни обрывает провода стаси девон. так и стоит в телефонной будке, глупо вылупившись на чумазых мексиканских девушек, необоснованно веселых и, впрочем, под мухой. так и стоит, кормит автомат остатками четвертаков, на скорости забрасывает блестящие в свете фонарей монетки и слушает томительно долгие гудки на том конце. пальцы скачут по кнопкам почти интуитивно, один семь шесть ноль. восемь пять восемь, и все идет по накатанной. все настолько легко, что в душе он смеется, насколько ярки воспоминания, от которых он пытался уехать все это сранное время. ни один стоктон или денвер, ни один косяк или бутылка текилы так и не смогли выбить из головы номер, который теперь он набирает. снова и снова. 

между прочим, джонни хедайя еще не знает, что мисс «теперь-я-охуеть-кинозвезда» в благородном алкогольном эскапизме и разгребать бутылки мерло, разумеется, не собирается до тех пор, пока ее непременно карманная собачка не начнет гадить на ковер, принимая просторную квартиру стаси за сущую помойку со следами вчерашнего завтрака какого-нибудь хэнка, пабло или джорджа то тут, то там.

джонатан кидает монетки, а в ответ: привет, это стаси, оставьте свое сообщение после сигнала.
оставьте свое сообщение после сигнала с акцентом на «пошел нахуй, джонни». с ударением на «нет, серьезно, отъебись от меня со своим марком, густавом и бо флетчером. просто, блять, исчезни».

терпение у джонни лопается в интервале между третей и десятой попыткой пробить стену многолетнего молчания, и слишком кстати он помнит, что от старой квартиры стаси, где он провел самые гадкие годы своего отрочества, у него все еще есть ключи. где-то остались, завалялись в кармане, потерялись среди пары слипов и коротких носок в сумке. слишком кстати он мнет в руках последнюю десятку.
план хотя бы раз повести себя разумно и предупредить о своем приезде летит к чертям, когда хедайя ловит желтый кэб и диктует адрес. где-то по конвой-стрит. где-то между азиатским гастрономом и магазинов товаров для кэмпинга на копли-драйв. или в районе монтгомери-гибс экзекьютив.

между делом, успокаивает себя тем, что такие новости по телефону не рассказывают. что старуха кайли голдинг отправила факс. беззвучно молится, чтобы глупышка стаси не надумала сменить замки пару лет назад. чтобы не продала квартиру. чтобы оказалась, мать ее, на месте. лежала в своей гребанной кровати с лихорадкой денге, и тогда, возможно, он ее простит.

он приедет и скажет: стаси девон, ты - дрянь. сука, знаешь.
скажет: от меня несет, как от дворняги.
непременно заглянет в холодильник и крикнет: ты вообще представляешь, когда я последний раз ел нормальную еду?

к счастью, в замке щелкает, а сразу после джонни горланит на всю квартиру: блять, ну и дерьмо.

спотыкается о бутылку, а второй ногой залетает в опустошенную упаковку из-под чипсов. на лице - детка, как можно быть такой свиньей? джонни не снимает обувь, не вытирает подошву и даже не стряхивает с застиранных конверсов дерьмо, подцепленное во время поломки коня детины чака маккаммона на олд хауэй. в композицию ее пост-праздничной квартиры даже облеванная после амфетаминов мамаши пенсельтуки белая футболка с логотипом ганс-энд-розес вписалась бы более, чем органично. именно поэтому джонни не отказывает себе в пренебрежении гостеприимством кузины. так и бросает сумку у порога, хлопает дверью и пробирается в гостиную через заросли серпантина и скомканного алюминия, некогда, вероятно, именуемого пивными банками.
пробирается в столовую через коробки из-под пиццы и битые флюте и, меж тем, замечает, как все изменилось с тех пор. как много (на самом деле) утекло воды. как стаси девон научилась жить на полную катушку, впредь не пугаясь того, что о ней может подумать мамочка. что ж, - подмечает джонни, - детка выросла.

находит он ее в комнате. в окружении мусора, в смоге от перегара она выглядит весьма эстетично, едва живой и со смазанной к чертям помадой абсолютно по-блядски. как вкопанный, джонатан стоит несколько секунд. стоит, а в голове: мать твою, девон.
возможно, сотню косяков назад, пять грамм мескалина и с десяток случайных связей в приходе, он ее даже любил. точно, джонни наверняка уверен, что те несколько лет между ними была теплая связь. наставническая и почти дружеская.

до тех пор, пока джо не подружился с наркотиками и плохими ребятами.
и до тех пор, пока стаси не превратилась в весьма претенциозную особу с замашками на «вы должны обожать меня».

теперь джонни не церемонится. не благоговеет, не говорит с придыханием и, впрочем, больше не питает нежной любви к окружающим. просто цепляет пальцами полупустую бутылку кристалл на прикроватной тумбочке и давится смехом, когда шампанское смешивается с потекшей тушью.

опрокидывает ее прямо над лицом, и нараспев произносит:

подъем, детка-а. подъем, папочка дома-а-а.

говорит:

слышал, ты теперь знаменитость невъебаться?

настроенный на неприятие отрицательного ответа, спрашивает:

слышь, ты же не будешь против, если я перекантуюсь у тебя?

и, разумеется, самое неприятное оставляет напоследок.



Тату на грудине у девушек в стиле готики
Тату на грудине у девушек в стиле готики
Тату на грудине у девушек в стиле готики
Тату на грудине у девушек в стиле готики
Тату на грудине у девушек в стиле готики
Тату на грудине у девушек в стиле готики
Тату на грудине у девушек в стиле готики
Тату на грудине у девушек в стиле готики
Тату на грудине у девушек в стиле готики
Тату на грудине у девушек в стиле готики
Тату на грудине у девушек в стиле готики
Тату на грудине у девушек в стиле готики
Тату на грудине у девушек в стиле готики

Источник: http://yardyam.ru/tatu-na-grudine-u-devushek-v-stile-gotiki/

X

Тату на грудине у девушек в стиле готики фото



Тату на грудине у девушек в стиле готики

Тату на грудине у девушек в стиле готики

Тату на грудине у девушек в стиле готики

Тату на грудине у девушек в стиле готики

Тату на грудине у девушек в стиле готики

Тату на грудине у девушек в стиле готики

Тату на грудине у девушек в стиле готики

Тату на грудине у девушек в стиле готики

Тату на грудине у девушек в стиле готики

Тату на грудине у девушек в стиле готики

Тату на грудине у девушек в стиле готики

Тату на грудине у девушек в стиле готики

Тату на грудине у девушек в стиле готики

Тату на грудине у девушек в стиле готики

Тату на грудине у девушек в стиле готики